В чем страшно себе признаться

"Для чего нужна терапевтическая группа, товарищи? Зачем я туда пойду? Ну конечно, рассказать, как я по жизни прав и несправедливо обижен! А вы должны соединиться со мной в моей правоте, ахнуть, вознегодовать: «Ах, какие все сволочи, а вот ты - чудесный человек!», и тем самым хорошенько усилить мою значимость и чувство превосходства. Тогда вера в плохих героев, которые испортили мне жизнь, стала бы еще более устойчивой, чем прежде, а значит, я ого-гооо как возвеличился бы в своих глазах.

Вера в хороших героев мне тоже нужна, как воздух, потому что мне хочется несокрушимо верить в свою защищенность и востребованность. В их отношении мне, наоборот, на многие вещи придется закрыть глаза, и в случае чего со вздохом и легкой усмешкой всепрощающего мудреца томно так, задумчиво произнести: «Эхх, Петр Петрович, начальник мой, имеет одну маленькую слабость, то и дело посылает нах*й своих подчиненных. Вот и мне прилетело сегодня. Ну что поделать. Все мы не без греха», - и по-философски так смиренно склонить голову. И опять в группе все сказали бы: «Ах, какой ты прекрасный человек! Ты способен прощааать, как никто другой!». И вот снова я был бы прекрасен, аки светящийся агнец божий.

А что я узнал по факту, товарищи? Я во гневе! Заниматься в терапевтической группе – чистейший мазохизм. Вот, например, я рассматриваю какое-то свое переживательное воспоминание. Спорил я как-то с Васей. Так вот мне, представьте, надо это событие и от своего имени прожить заново, и от Васиного Я – тоже. А это значит, что я теряю свою безусловную правоту и превосходство над Васей. И вообще, всю реальность свою, расписанную по полочкам, с хорошими и плохими героями, как в индийском кино, я тоже теряю. Вся моя доморощенная правда в труху рассыпается на глазах. Все мои вертикали, вышестоящие персонажи и нижестоящие, в блеф превратились дешёвый:

За любовью к начальнику обнаружилась моя любовь к моей зарплате и негласное согласие в обмен на доход регулярно быть посланным нах*й. За плевками моими в адрес соседа вместо праведного гнева своего я узрел свою жажду слить на него свою порцию унижений от начальника. Не хотел бы заниматься проституцией на работе, не захотел бы искать себе и козла отпущения дома. Стало быть, унижать хочу, потому что хочу унижаться.

Оказавшись обезоруженным и растерянным, кого теперь осуждать, а кого оправдывать, упёрся носом в понимание причинно-следственных связей, как и почему формировались те или иные верования. И дилемма, кого осуждать и кого оправдывать – вдруг обернулась в действительности абсурдной подпиткой моей недавно столь низкой самооценки. А самооценка-то, в свою очередь, тоже за ненадобностью превратилась в реликт, не будучи больше ни высокой, ни низкой. Потому что факт оценивания себя, как и обесценивания, стал невозможен из-за абсурдности такового.

Вот что я скажу вам, братцы! Пропади она пропадом, такая терапия! Нет соперничества, ненависти, обвинений, лизоблюдства и лизо-ануса больше нет, понимаете? А что это за жизнь? Остались только ответственность за свои решения и свобода выбора. И за отсутствие решений тоже осталась ответственность. Кого винить и с кем соперничать – понятия теперь не имею. Аж дышать стало трудно! Жизнь утратила краски! В гробу я видел эту грёбаную терапевтическую группу, товарищи!".

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *