КТО Я В НЫНЕШНЕМ СОСТОЯНИИ?

Кто есть Я? Без мудрствований и пафоса. Вот просто прямо сейчас, в текущем моменте кто Я есть? Кто, если не проживаемые мною чувства в каждом моменте? Если Я всю жизнь учился отрекаться от своих чувств в пользу чувств, навязанных старшим, это вовсе не означает, что я научился испытывать навязанные мне чувства. Это абсурд. Невозможно чувствовать то, что якобы ДОЛЖЕН чувствовать. Я могу только научиться имитировать нужные от меня родителю чувства. Словом, я научился быть насквозь лживым. Я так выживал.

Если мама утверждает, что мне должна нравиться ее каша, а я не люблю кашу, каша мне не понравится, но я научусь давиться через силу ее кашей. В итоге я научусь ненавидеть нас обоих. Мать - за то, что я ей неважен, ей важно быть правой, и на алтарь своей правоты она молниеносно отправит меня вместе с этой кашей, как баба Яга в печь Иванушку. И еще я научусь испытывать отвращение к себе, тотальное, удушающее, неизбывное, неотступное. Ведь невозможно не испытывать к себе отвращение, когда ты постоянно замалчиваешь, лебезишь, делаешь вид, имитируешь, отрицаешь, оправдываешься, подкупаешь, льстишь, расшаркиваешься, угодничаешь.

Вся моя жизнь – фальшивка. Подмена. Липкий сон. Я не знаю, что такое чувствовать. Я знаю только, как ЗАПРЕЩАТЬ себе чувствовать. Поэтому я живу какую-то чудовищно тупую жизнь как будто в паутине, как будто незримая поволока, мутота всё заполонила. Я не знаю, как бы я жил, если бы посмел жить так, как мне хочется. Ведь я не могу знать, что мне хочется, ведь я не умею это почувствовать. Это табу. Нельзя знать, чего хочется. Это наказуемо. Страшно. Можно только знать, что ДОЛЖЕН, ОБЯЗАН И ПОЛОЖЕНО. Поэтому всё, что я делаю, я делаю из самопонукания, и снова и снова вру себе, что это именно то, что мне хочется.

Так кто есть Я? Прямо сейчас, в текущем моменте. Без мудрствований и пафоса. Я тот, кто непрерывно воспроизводит то, чему учился все свое детство. А учился я только одному – испытывать вину за свои чувства. Стало быть, я – несчастный человек, который влачит через всю свою жизнь инерцию вытеснения своих чувств. Я – хронически больной  чувством вины за то, что хотел бы чувствовать. За то, что хочу жить, дышать полной грудью, звучать, творить, любить, радоваться, а не имитировать, исполнять, маршировать, оправдываться, доказывать. Но я так не умею. Я слеплен из стыда, я наказан за попытку чувствовать Жизнь, за стремление к свободе. И потому я не знаю, что такое моя внутренняя свобода. Я боюсь ее больше, чем желаю. Потому что она ассоциируется у меня с кошмарным многолетним тюремным наказанием в детстве за все мои бесчисленные попытки вдохнуть аромат, увидеть красоту моей свободы.

Продолжение в видео:  https://www.youtube.com/watch?v=ujtEKHOkCOM

 

О НАСТОЯЩИХ МОТИВАХ ЖАЛОСТИ

Жалость – это способ самоутверждения через игру в спасителя другого. Это упоение собственной «добродетелью», где «спасаемый» служит способом самоутверждения для «спасителя». Поэтому «спасаемый» зачастую может вызвать яростный гнев «спасителя», отказываясь от его липкого участия, потому как лишает возможности «спасителя» заработать себе очки через этого самого пресловутого «спасаемого».

Когда я сформирован в парадигме оценочности, я постоянно бессознательно испепеляю и как раз обесцениваю оценкой все свои действия "что обо мне скажут", "как я буду выглядеть", "докажу ли я теперь". Таким образом, этот вечный фон моей утопшей в оценочности жизни вообще лишен подлинных чувств. Я не способен сочувствовать. Я могу только жалеть, т.е. все действия, направленные на поддержку другого, я обречен делать для того, чтобы он мне чего-то потом взамен вернул:

якобы «благодарность», а на самом деле подобострастие: «о, мой спаситель!»;

якобы «уважение», а на самом деле чувство вины: «я теперь спасителю чем-то обязан». Читать далее