Прощение — путь к утрате отношений.

Прощение – лукавая подоплёка высокомерной позиции, где я правый, а ты виноватый. И прощение в моих руках – пульт отпускания грехов тебе, нерадивому идиоту, а по существу кнопка собственнического владения тобой. Если ты не веришь в то, что я обладатель некого прощения-разрешения тебе существовать в моем пространстве, то я в бешенстве, я негодую, я стучу себе в грудь яростным кулаком, я называю свое бешенство праведным гневом. Это твой гнев неправедный, а мой гнев – ууух какой праведный, идиота ты кусок, когда ты это уже поймешь!
Ты приползешь ко мне с повинной, приползешь все равно, как миленький. Куда ты денешься, если мой бойкот станет для тебя невыносимым. Ты придешь и дашь мне свое повиновение – акт пресмыкательства. А я тебе в обмен на этот подчинительный жест, преисполненная величия, указующим перстом ткну тебе, провинившемуся и признавшему себя таковым, на твое подчиненное место. Ты зайклеймён.

Мы не выясним, как и почему создали всё то, что происходит с нами, как накапливалась боль и вылилась в невыносимое неуемное чувство вины. Как вина повлекла за собой дикие безумные действия. Как мы скатились в такую чудовищную яму презрения друг к другу, грязных манипуляций и абсурдных взаимных обвинений. Мы играем в перекидывание вины как мячиком для пинг-понга, и, как бы убедительно мы ни врали себе, что так жить невыносимо, что кошмары взаимных дрязг измотали нас, глубоко внутри нас запрятана та часть, которая получает от этого удовольствие. Нас услаждают эти игрища в вину и прощение, потому что мы выросли в этом. Мы формировались в атмосфере постоянного вымаливания любви родителя через жест самоуничижения. Это называлось любовью. И мы не могли детьми понять всей грязной подоплеки такой "любви". Другой "любви" не было. Значит, быть виноватым и прощающим - путь к "любви". Значит, нельзя это отпустить.
Нам сладко верховенствовать и подчиняться, унижаться и унижать. Нам сладко играть в подобострастную подавленность и выставлять это как принесение себя в жертву (которая нафиг никому не нужна, но зато как велика моя жертва!).  Нам сладко торжествовать от подавления другого и называть это победой. Нам сладко беспрестанно качаться на шарнирах взаимных унижений. И нам страшно вывести это гнилое болото на уровень чистой родниковой воды искреннего диалога, ведь это всё то, что мы всю жизнь с поразительно лживым упорством называем ЛЮБОВЬЮ!
Как сладко, когда плохо! Как плохо, когда искренне, честно, доверительно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *