Почему страшно отжившему сказать «НЕТ»

белая воронаЧто же может быть проще?! Такое короткое слово! Но нас всю жизнь учили не высовываться, быть, как все, не выделяться, не, не, не... В тебе не пестовали, не взращивали индивидуальность, незаурядность, твои таланты. Белой вороной быть стыдно, плохо! В тебе пресекали любые росточки уникальности, и всякий отказ заниматься, например, математикой подавлялся на корню самыми изощренными формами манипуляций учителей и родителей. За всякое «нет» тебя наказывали так, что потихоньку, под толщей страха сказать «не хочу», ты одновременно все меньше можешь расслышать свое «хочу».

Уже к подростковому возрасту мои ученики по английскому и японскому языкам в диалогах не могли придумать, что они хотят. Даже в игре они не могли раскрыться и помечтать, что им нужно. Они, с подавленным измученным сознанием уже в 12 лет говорили мне, что в общем-то не хотят ничего, кроме как забыться. Слово «забыться» несет в себе готовность через пару лет прийти к алкоголю или наркотикам.

Массовая лоботомия

клоны.jpegЛес индивидуальностей выкосили на корню. На работу в офис идут по восемь часов в день убивать свои жизни «причесанные» системой обучения люди-клоны. Всем им сделали лоботомию. Они не помнят, кто они и чего они хотели в детстве, какие у них были увлечения, что они больше всего любили делать и как могли бы в течение жизни это развить и через это нести радость миру и из этой же радости получать деньги, через любимое занятие. Семья, ясли, школа, вуз сделали им лоботомию. И теперь все эти бегущие в офис люди пусть не уникальности, но зато они живут «правильно»! Ведь хороший человек должен ходить на работу пять дней в неделю, вечером приходить уставшим, впериться в телевизор, уснуть под футбол, а утром все заново. Внутри что-то грызет, больно, боль ноющая постоянно зудит. Да даже непонятно, где больно, ведь больно везде. А что болит? Что не так?! Ведь я живу, как нормальный порядочный человек! Не может болеть. Так что, мне наверняка просто кажется, что болит. Не надо слушать эту боль....

Но у кого-то наступит критическая масса боли.. И ты просто вдруг плюнешь и после обеда не пойдешь на работу. «Как это не пойду? Что же я делаю? Я теперь - нехороший человек? И я не как ВСЕ! Сколько будет осуждения! А деньги? Как я без денег?". И начальник будет орать в трубку срывающимся голосом: "Ты что, сдурела?".  "Но я не пойду туда больше. Не пойду, и всё». И вот ты не ходишь на работу и чувствуешь себя полным говном. Изгоем социума. «Выскочка! Все-то не получается у тебя жить, как у людей, - выругаешься себе под нос перед сном, - Все-то я намекаю, что талантливая и интересная, что не хочу это убивать в себе. Ишь какая! Люди вон все талантливые, а сидят и не рыпаются».

Любое твое «нет» будет названо претенциозностью, манией величия, спесью и хамством. И ты будешь жить и жить с устойчивым чувством, что ты — говно. Ты будешь, конечно, стараться его припорошить улыбкой, активным общением, типа ты на плаву, все окей! Говно ведь всегда на плаву!

Да здравствует Интернет!

Но вот все больше разрастается чудо века - Интернет. И вот, как грибы, растут один за другим тренеры, которые в интернете учат тебя всему тому, что ты хочешь. Ты выбираешь знания, как любимую одежду, как фрукты в магазине. И это так чудесно! Не верится, не верится, не верится, Боже!

Все те, кто совсем не мог уже дальше так прозябать, все, кто вынырнули, все эти люди теперь здесь, совсем рядом, на расстоянии одного клика. И ты теперь тоже можешь говорить то, что хочешь, создавать то, что любишь.  Ты получаешь за это деньги. И ты так вдохновлен примерами всех таких же вчерашних «сумасшедших», не уважающих нормы несчастного социума.

У тренеров появляются поклонники. Ими восхищаются. Их слушают с замиранием сердца. Рождаются понятия интернет-предприниматель, инфобизнесмен, коуч. У некоторых коучей все больше заметна манера говорить с налетом пафоса, короче, плющит немножко некоторых ребят. Но как их не понять! Еще вчера крепостные офисные работники, не выдерживающие на месте и трех месяцев, самые вольнолюбивые и самые битые за вольнолюбие изгои, сегодня признаны в сети, любимы, они обогатились, они не привязаны к своей стране, к своему городу, они путешествуют круглый год, даже детей рожают и с малышами умудряются ездить.

индвидиуальностьЭто то же самое, как затонувший корабль, который уже почти утонул под тяжестью ржавой уравниловки и наемной рутины. Вот ты уже коснулся дна, тонул себе обреченно и тихо, и думал, что одинок в целом мире, что никто больше так не задыхается в этом безумном мире, где не культивируют и ценят уникальность каждого, а ровно наоборот — выкашивают в тебе любое поползновение прыгнуть выше головы. И вот ты не просто выныриваешь со дна, глотая воздух, а ты...(!) с Интернетом ты не просто выжил, ты теперь знаешь, для чего пришел в этот мир, и знаешь, как теперь выразить и отдать миру все то самое прекрасное, что ты так остро чувствовал в себе в детстве! Ты выныриваешь, глотая воздух, а на берегу тебе еще и рукоплещут: «Молодец! Мы тоже так хотели, но боялись!». И душа поет, и благодарит, и плачет от восторга.

Чудесное время! У многих телевизоры летят на помойки. Многие-многие люди отказались от кровавой жвачки, которую нам крутят по тв новостям, новые люди предпочитают Интернет с его бесценными знаниями. Мир разделился на тех, кто живет в сети и развивается большими шагами, умея дозировать интернет и живое общение. И тех, кто пока продолжает смотреть телевизоры с глупыми журналистами, смакованием крови и сериалами. Когда моя подруга еще жила в офисе (в турфирме работала), ей позвонил журналист, который величественно заявил: «Я - Кирилл Набутов». Она говорит: «Очень приятно. А кто вы?». После чего Набутов так стал орать на нее, как она смеет его не знать, что у нее трубка едва не выпала из рук.

Когда ты не умеешь говорить «нет», когда даже не понимаешь, когда это необходимо сказать, а когда нет такой надобности, когда не разобрать, что вообще говорит твое сердце, никому в этой ситуации не может быть хорошо. Потому что когда тяжело подавленному, и с подавленным тоже очень тяжело! Так что, никакая сторона не может быть счастлива. Подавленная жена не может выразить чувства мужу и пытается выглядеть веселой и радостной... Но он чувствует напряженность и неправду в надрывном веселье. Сколько путаницы возникает в отношениях, когда ты мужу не можешь правдиво сказать о своем видении вещей, ты глушишь любое поползновение даже почувствовать «нет»! А тебе нужно было очертить рамки, которые переступать нельзя. И вот уже границы сдвигаются, нажим больше, уважения к себе меньше. Протест выливается в тихую вражду, потом сменяется чувством вины и заискиванием. Дети растеряны и измучены выяснениями родителей, «безосновательными» вспышками взаимных упреков от невыраженной искренности, которая так искала выхода.

подавленностьВедь как я могу уважать и слышать свои желания и желания другого, если все мое нутро на любое мое желание кричит: «Нет» просто потому, что меня всю жизнь учили идти вопреки всему тому, что я чувствую, что хочу. «Ведь надо себя преодолевать! Что поделать! Не мы такие! Жизнь такая!». Я постоянно себя отрицаю, отрицаю свои права на что угодно, а по сути я отрицаю свое право на жизнь. И я пуст. Я настолько опустошен. Что же я могу дать любимому человеку? Откуда мне знать, как любить и уважать его, если я не знаю вообще, что такое любовь и уважение? Мне так стыдно, так неловко выражать тепло, благодарность. Мне так страшно быть искренним и естественным. Вдруг я буду смешон, если скажу, что дорожу тобой, что переживаю, что люблю?! Если я не могу ощутить доверия к тому, что чувствую, как мне дать это доверие другому?

И пока я не чувствую собственных желаний, я, стало быть, не знаю, где мои границы допустимого, а где нет. И опять же, если я не знаю, как устанавливать и уважать собственные границы, я не имею понятия, как уважать границы другого. Таким образом, из роли жертвы, где мне кажется, что мои границы топчет якобы кто-то другой, я ровно также пытаюсь сужать и игнорировать границы другого, тем самым выскакивая из роли подавленной жертвы в роль палача. И человек обречен танцевать этот уродливый танец с самим собой и с окружением, пока не научится слышать свое сердце. Пока не станет индивидуальностью, душой, самовыражением. Но ведь, все-таки, станет! Потихоньку, не сразу, шаг за шагом!

Творю, ценю, люблю

Это то же, что и учиться ходить, ведь старые уродливые программы еще долго будут то там, то сям неожиданным образом выползать. Но ты уже распознаешь их, потому что у тебя есть уже новые созидательные программы, с которыми ты уважаешь себя и других, уважаешь свои желания и других. Ты учишься выражать все то, что тебе хочется, что тебе интересно и дорого, и ты учишься уважать все то, что дорого и ценно для других. Так, по крупицам, ты создаешь свое новое Я, которое теперь просто не может быть несчастливым, потому что попросту не может оставаться несчастным. Я, которое озарилось светом любви и уважения к себе и к миру. И ты продолжаешь горячо, переполненным сердцем, благодарить Вселенную за этот волшебный подарок — Интернет! Потому что в этом волшебном пространстве негласно соединились люди, которые являются взаимоподдержкой друг для друга в их потребности самовыражаться. Даже если они не осознают этого, но они соединены. Они обмениваются опытом самораскрытия, вдохновляют друг друга и влекут за собой тех, кто еще думает, что самопознание и раскрытие — это страшно, неприлично и наказуемо обществом. Спасибо, Боже, за это чудесное время!

счастье есть

На эту тему Вы можете почитать:

Почему страшно отжившему сказать «НЕТ»: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *