О НАСТОЯЩИХ МОТИВАХ ЖАЛОСТИ

Жалость – это способ самоутверждения через игру в спасителя другого. Это упоение собственной «добродетелью», где «спасаемый» служит способом самоутверждения для «спасителя». Поэтому «спасаемый» зачастую может вызвать яростный гнев «спасителя», отказываясь от его липкого участия, потому как лишает возможности «спасителя» заработать себе очки через этого самого пресловутого «спасаемого».

Когда я сформирован в парадигме оценочности, я постоянно бессознательно испепеляю и как раз обесцениваю оценкой все свои действия "что обо мне скажут", "как я буду выглядеть", "докажу ли я теперь". Таким образом, этот вечный фон моей утопшей в оценочности жизни вообще лишен подлинных чувств. Я не способен сочувствовать. Я могу только жалеть, т.е. все действия, направленные на поддержку другого, я обречен делать для того, чтобы он мне чего-то потом взамен вернул:

якобы «благодарность», а на самом деле подобострастие: «о, мой спаситель!»;

якобы «уважение», а на самом деле чувство вины: «я теперь спасителю чем-то обязан». Читать далее

Я — ШИЗОФРЕНИК! И ЭТО ЗВУЧИТ ГОРДО!

Люди, утвердившиеся в своей болезни через прописанный диагноз, зачастую пишут мне с особым апломбом. Это как предъявить значок копа «Полиция!». Для манипулятора использовать болезнь как самый надежный предлог получать власть через педалирование на чувство вины окружения, подразумевая «общество в этом виновато, общество мне обязано»,  – делает его одновременно и упивающимся властью, и якобы дарит некую уникальность, поводы для позерства и удержания веры в болезнь.

«Я вам не простой невротик-психопат, каким является почти всякий обыватель! Моя ситуация уж куда серьезнее, чем у всех этих посредственностей!  Без диагноза я чувствовал себя аморфным безликим говном, а так хоть что-то! Я – шизофреник! И это звучит гордо! Осознать тот факт, что это я сам творю и усиливаю это самое состояние, когда выбираю оставаться в роли аморфного пассажира в самолете своей жизни?! Ага, щаззз! Да у меня так много выгод упорно  бравировать, что я не умею держать штурвал, что я только пассивный пассажир, жертва обстоятельств. Болезнь – это мои латы, моя важность, мой хребет, моя основа.

Читать далее

О РАЗНОВИДНОСТЯХ «ЛЮБОВЕЙ»

Слушаю советские песни. Что ни песня – смех сквозь слёзы. Андрей Миронов пел: «Но и ночью, и днем убежден я в одном, все равно ты меня полюбишь». Песенка насильника. "Если женщина мне транслирует, что я ей неинтересен, то мне плевать. Все равно ты меня полюбишь!". Но при чем тут любовь?! Это же воспаленное самолюбие, месть. Заполучить вопреки, так даже еще слаще отыметь ту, которая так ерепенилась поначалу.

Ну а женщина? Как в фильме «Три плюс два». Фатеева всю дорогу маячит мимо парня, который как бы «нравится» ей, и при нем гротескно-восторженно отзывается о другом. Это для того, чтобы вот этот, для которого она говорит о другом, страшно захотел опередить того другого, и полюбил ее до гробовой доски! И никто не посмотрит ей в глаза внимательно и не скажет: «Окстись, милая, чего же тебя так ломает-то? Чего ты куражишься?». Не скажут, потому что все игроки - сумасшедшие. Все верят, что это вот так и должно быть. Это называется флирт, недоступность, загадочность. Да сколько пафосных эпитетов у всего этого торжества безумия!

Читать далее

Документальный сериал «За пределами шаблонов»

Ученый инженер Илья Калашников: "Те, кто находятся в системе, не могут по-настоящему творить, это творчество еще будет использовано в целях государственной власти. Да вот простой пример: Королев, например, ракету сделал. Он же хотел в космос, а наши правители хотели уничтожить соседний континент. Но он, конечно, перехитрил отчасти наше руководство. Он сказал на заседании, когда спутник в космос запускали: "А вот, кстати, мы можем еще и человека запустить в космос".

Ракета уже была создана, потому что создать вдруг ракету для запуска человека? Ведь человек весит гораздо больше, чем спутник. А делая спутник, он уже знал, что надо делать под человека ракету, на бОльшую массу рассчитанную. Они просто подписали на партсобрании, и уже Гагарин летел. В этом смысле он творчество направил в то русло, в которое хотел. Но это в высшей степени нужно обладать навыками провидца, потому что его могли в любой момент приставить к стенке и расстрелять.

В общем-то, вся наука и вся космонавтика, они развивались только из-за увеличения обороноспособности. И в этом смысле все творчество этому было подчинено. А творчество, которое не инженерное творчество, оно было подчинено воспитанию типового шаблонного человека.

Тут надо, конечно, сильно определить, что же такое творчество не в плане воспитания шаблонов для социума которые, а в плане наоборот вытаскивания его из шаблонов. А вытаскивание, извините, из шаблонов - это человек неуправляемый. А неуправляемые люди государству не нужны. Все-таки, нам надо вытаскивать человека или шаблонировать дальше?"
Документальный сериал "За пределами шаблонов" https://www.youtube.com/watch?v=VkCOD2iWnro

Сделай свой выбор! Кал или говно?

Вот моя жизнь: Я скопировал основные модели своих отношений с миром от родителей и окружения. А когда вырос, то смоделировал нечто подобное из тех элементов конструктора программ, взглядов, отношений, в котором формировался. И теперь дни и ночи мои – геенна огненная. Ночью маюсь кошмарами или бессонницей, а днем, сжираемый тревогой, пытаюсь успеть в статус, престиж, успех. Я презираю бывшего партнера, проклинаю родителей, бьюсь в припадках ярости, что не могу подчинить себе детей, сгниваю заживо на ненавистной работе, сижу на нейролептиках или бухаю, или и то, и другое.

Вот я с собой всё это свидетельствую: Я тяжело больной и несчастный человек. Мне нужно проделать с собой столько глубочайшей работы для того, чтобы изучить, как формировались во мне такие разрушительные конструкции, из каких связей состоят мыслительно-поведенческие процессы в моей психике. Если я не изучу эти причинно-следственные связи, я буду до конца дней копировать и воспроизводить те, из которых состою сегодня; Я никогда ничего не изменю в своем тяжелейшем состоянии просто потому, что не узнаю, как это работает.  Я даже не узнаю, что это так работает во мне внутри, а не где-то снаружи в обществе. Я буду пытаться решать следствия своей болезни, а не корень. Потому что корень не увижу: «Если я буду мыть руки не 25 раз в день, а 125, мне станет легче?». Я не увижу, что у меня обсессивно-компульсивное расстройство, сформированное в детстве, например, окриками матери: «Ты свинья, сел за стол, руки не помыл, мама тебя любить не будет». Что страх якобы микробов подразумевает на самом деле страх потерять любовь матери. И уменьшение или увеличение частоты мытья рук ничего не изменит в моем страдании. Читать далее

Погребение под социальными масками

Я столько лет провела в социальном скафандре в офисе на шпильках в пиджаке, с ПОДОБАЮЩИМ НОРМАМ ОБЩЕСТВА ограниченным спектром эмоций, дабы выглядеть ПРИЛИЧНЫМ человеком, что в какой-то момент осознала, что вообще не могу высвободиться из бремени этой роли нигде ни на секунду. Ни наедине с собой, ни за пределами города. Нигде. Это проклятие, которое преследует тебя повсюду, потому что с детства постепенно пропитывало тебя, слой за слоем окутывало плотной паутиной фальши всё твое измученное существо.

Ты не можешь не играть. И от безысходности убеждаешь себя, что человек вообще не может быть свободным от этих дешевых вычурных социальных масок. И чем больше ты силишься убедить себя в том, что не играть невозможно, что это якобы необходимая и абсолютно естественная часть жизни, тем больше утаптываешь себя в марионеточно-выхолощенное гниение винта рабовладельческой системы.

С неуёмным упорством ты убеждаешь себя в том, что эта завуалированная система рабовладельческого строя только спит и видит, как тебя удержать в этом убогом существовании, а в действительности ты просто не хочешь взять на себя ответственность, чтобы эту промозглую гниль исполнительности стряхнуть с себя и всё изменить. И потому врешь себе, что это не ты сам боишься шагу ступить в неизведанное, а что кому-то прямо только и надо тебя, важную птицу, удерживать и эксплуатировать. Такая удобная ложь, чтобы не брать на себя ответственности за единственное, что у тебя есть – свою Жизнь.

Далее видео «Погребение под социальными масками» https://www.youtube.com/watch?v=_zdqVjIflfE

Важно! Друзья, прежде чем приобретать закрытый курс или записаться в онлайн-группу, пройдите, пожалуйста, видеокурсы для самостоятельных занятий: "Освобождение от боли" и "Прокачка дня"
https://www.youtube.com/playlist?list=PL8TAzs9P99rGJM-pSMjiHPWumjKAkqH_A, https://www.youtube.com/playlist?list=PL8TAzs9P99rHCSEembUKOU8evTR80qxnK

По поводу дальнейших занятий со мной можно связаться здесь:
https://www.facebook.com/zoya.yankovskaya
https://vk.com/yankovskayazoya
zoka2003(собачка)inbox.ru

И все-таки, кто же виноват?!

Вопрос «кто виноват» заведомо подразумевает обман. Этакий лохотрон, где одна из сторон прикидывается жертвой, а другая палачом. Будто это не взаимное добровольное игрище, в котором оба хотят участвовать, а с одним из них якобы приключилась странная история – на него напал злодей, а он жил с ним, ел, спал, и вдруг однажды обалдел: «Что это было? Каков нахал! Как я тут оказалась?!». Вопрос «кто виноват» - это отказ изучать причинно-следственные связи, как сформировалась потребность двух сторон играть в игру, где они взаимодополняют друг друга в своей болезненности.

Если одна из сторон не является носителем чувства вины, которое перекидывает, как воланчик, со второй стороной, то это болезненное игрище просто не может состояться. Невозможно играть с собой в пинг-понг или бадминтон. Это всегда две заинтересованных стороны сыграть в это. Даже если стороны лживо заявляют, что не хотят в это играть, каждый из них каждый раз отбивает воланчик в предвкушении, что вторая сторона занесет его в ответ. Такая вот садомазохитская многослойная сладость: бить и быть битым, да на десерт еще каждый раз недоумевать, умывая руки: «Как это могло случиться?!», «Так кто же виноват?!». ------------------------------------------------------------------------------

В продолжение темы моя статья: "http://yankovskaya.su/ubit-muzhchinu/

САМООЦЕНКА — ИСТОЧНИК СТРАДАНИЯ

Если "Я" сжираем чувством глубокой ущербности, то я обречен постоянно стремиться любую подручную ситуацию использовать для обозначения своей «хорошести», значимости, важности. Ты почти ничего не делаешь просто так, из простых искренних побуждений. Не живешь, не чувствуешь, а только, распятый на внутренних весах оценочности, постоянно соизмеряешь:
«Что обо мне скажут? Как я выгляжу? Стану ли я после этого круче в чужих глазах?».

В прошлом, наблюдая чужой конфликт в общественном месте, вмешалась бы я или отстранилась, что бы ни сделала, все равно любое действие проистекало бы из калькуляции: «Что обо мне скажут».

То есть, если бы я включилась в чьи-то выяснения, я включилась бы не из-за людей, а чтобы уцепиться за возможность быть чьим-нибудь судьей и через это возвеличиться. Отстранилась бы – отстранилась из страха, что меня высмеют, и я буду выглядеть глупо.

Что бы ты ни делал, из состояния обезличенности оценкой ты, по сути, вообще ничего не можешь сделать из искреннего диалога с миром.
На поверхности выглядит, что ты вроде наоборот активно контактируешь с миром, но в действительности, как ни парадоксально, ты наоборот отрезан от живого искреннего контакта, потому что всецело сосредоточен на своей ущербной самооценке, и всегда все делаешь исключительно для отшлифовки и реставрации своего самообраза.

И как же долго еще, будучи сформированным в оценочной системе, человек уже понимая всю порочность, клоаку оценочности, еще долго, даже отслеживая в себе все эти механизмы, продолжает быть сжираемым внутренними жерновами оценки. Насквозь лживое прозябание, непрерывно ищущее выгод для самообраза. Страшный горький удел человека, сформированного в среде, где ему все детство, всю жизнь ставили оценки.
Видео "Самооценка - источник страдания" https://www.youtube.com/watch?v=zwdHYfHN4hw

Не ссы против ветра, Рабовский!

- Рабовский! Дневник на стол!

- Нинель Филипповна, не ставьте мне двойку, меня мать за двойки бьёт.

- Правильно делает. Бьёт – значит любит. Вы же от рук совсем отобьётесь, если вас не бить. Ты дежурный сегодня. Вот помой полы в классе. А я посмотрю на тебя и подумаю, ставить тебе двойку или нет. Да перчатки-то не трожь. Голыми ручками намывай, деточка, голыми! А куда за швабру-то хватаешься? Ишь ты, глаз да глаз за вами. Только и смотрят, как бы отлынить от честной работы. Голыми ручками и без швабры. Вот тааак, давай-давай. А я полюбуюсь, порадуюсь за тебя,  как на моих глазах из будущего преступника ребенок превращается в хорошего человека. Школа – это тебе не игрушки! Общеобразовательная школа - самая надежная форма инквизиции! Действует безотказно, до полной затирки личности. Ты не озирайся на меня. Косится он. Ты знаешь, что означает мое имя? Это Ленин, только задом-наперед. Так что, благодари дедушку Ленина и намывай молча, а то расскажу тебе, что дедушка Ленин с непослушными октябрятами делал.

Вооот, молодец! Это вам возмездие, наши деточки, за наше обезображенное исполнительностью детство. За все то, от чего нас упорно с самого рождения спасали взрослые. Они нас спасали от чего-то страшного, что мы вот-вот должны были захотеть совершить. Они говорили, что мы неизбежно захотим крушить, воровать, насиловать, убивать, если нас не обуздывать. Что мы будем законченными подонками, если нас не обезличивать, не унижать, не контролировать. Они утверждали, что от рождения мы-ублюдки, и что вся надежда только на них вылепить из нас людей, хоть у нас для этого нет никаких предпосылок. Лепили без устали, без передышки! Все наше детство прошло в тюрьме под конвоем. Святыми, спасающими нас взрослыми, мы подвергались пропаганде и той же непрерывно длящейся инквизиции, какой подвергались в детстве они. Читать далее

«Он попросил поесть, и мы его усыновили», — Эдуард Фещенко

«Это был 2000 год. Очень много было беспризорников. Сами помните, как всё было в начале двухтысячных. Бандиты, беспризорники, нищета и голод. Никому эти дети не были нужны. На Гостином дворе он попрошайничал. Подошел ко мне и попросил поесть. Сереже было 13 лет. А выглядел он на 8-9. Вот так я с улицы его забрал, и мы его усыновили». https://www.youtube.com/watch?v=-GIC0rQ3_1M