НАШ УПОИТЕЛЬНЫЙ АФРИКАНСКИЙ КАРАНТИН

 За день до начала карантина мы уехали из Йоханнесбурга в горы Лесото Южной Африки на ферму к нашим друзьям Томасу и Мишель. Это волшебное время, которое учит нас тем бесценным навыкам, которым мы не учились в школе. Навыкам, благодаря которым мы в ветхом домике без электричества и печки чувствуем себя какими-то до невозможности счастливыми, одурманенными африканскими красками и ароматами дикой природы.

У меня шершавые руки от стирки на пруду. От костра, который мы поддерживаем в течение всего дня, все вещи пропахли дымом. Ночами в горах температура стала опускаться до -3, а днем выпрыгивает до +25. От этих контрастов температур у меня иногда очень ломит виски.

Вечерами с гор доносится отрывистое гавканье шакалов. Перед сном мы заваливаем себя горой всех одеял и пледов, какие привезли из города. Мы ложимся в восемь вечера, потому что с наступлением темноты пара свечей мало что освещает. Холодрыга, пар изо рта. Мы обкладываемся грелками, и на то, чтобы нагрелась постель и мы могли уснуть, уходит не меньше часа. К нам приходят маленькие мышки с красивыми пушистыми хвостиками и то обхватывают лапками наши свисающие с кровати руки, то лезут по моим волосам как по лестнице. Я вскакиваю и визжу. А то и летучие мышки влетали и кружили под потолком, пока я ни законопатила дырки в крыше. Мы научились на костре печь пироги, домик изнутри обшили картоном. Собакам я пошила поролоновые подстилки-ватрушки и укрываю их спальниками. Всё это наша настоящая Жизнь со всеми ее сумасшедшими радостями и трудностями.

Когда идут проливные дожди, мы не вылезаем из кровати, ставим в постель термос, пьем чай и целый день в одеялах читаем книжки друг другу. Это время какого-то совершенно невероятного искрящегося умиротворения, время огромных глубин осознаний. Мы со слезами бросаемся друг другу в объятия и снова и снова задаемся вопросом, что нас заставляло так "гнать лошадей" в Йоханнесбурге. Почему мы не могли познать этой невыразимой внутренней тишины в течение всего этого года. Почему до карантина мы не создали эти до невозможности щемящие, оглушительно-тихие краски настоящей Жизни. Почему только карантин стал катализатором всех этих божественных перемен? Кто мешал мне сшить мужу пижаму? Я сшила ему пижаму только здесь, только в этих условиях, иголкой с ниткой, из байковой простыни, которую нашла в старом шкафчике Томаса и Мишель. И трусы шью. Выкройку сделала сама неправильно, трусы получились для размеров буйвола, а не мужчины (фото внизу). Ржали до слез.

Поистине коронавирус - вирус, сорвавший с нас "короны", которые мы не осознавали или не хотели осознавать. "Короны", которые из наших, когда-то внешних, буквальных, дешевых а-ля успешных глянцевых образов, перетекли в запрятанные "короны", большей частью завуалированные под глобальными планами покупки больших домов, больших земель, дорогих машин. Опять больших, больших... Надо иметь дом бооольше, чтобы не чувствовать себя маленьким. Надо купить машину дороооже, чтобы не чувствовать себя маленьким.

Теперь всё отпущено, все дома, статусы, наполеоновские планы. И как уютно и легко быть маленькими в ладонях этой любящей природной мощи. Я ведь столько времени провела в Африке, и все это время мне казалось, что Йоханнесбург - это и есть Африка. И я бы продолжала и дальше так думать, если бы не наше путешествие в эту подлинную дивную природную Жизнь! Но Йоханнесбург - это никакая не Африка, это просто отвратительный мегаполис, как любой мегаполис мира, со всей его продажной, циничной, жестокой капиталистической системой координат, где отношения людей, где сама Жизнь человека стоИт далеко позади денежных приоритетов больного тщеславного общества.
Как скоро рухнет эта уродливая иерархическая парадигма. И как удивительно осознавать, что мы живем на рубеже этих перемен. Грустно, что обрушение порождено болезнью, но этот мыльный пузырь самоистязающей и истощающей Планету алчно-денежной претенциозно-спесивой системы так или иначе обречен был рухнуть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *