Видеокурс «Интеграция сознания» в открытом доступе

Друзья, отныне видеокурс "Интеграция сознания" в открытом доступе! Желаю вам плодотворной работы с собой, добрых перемен, радости, умиротворения.

Как уйти от сопротивления во время внутренней работы

Это самый распространенный вопрос-требование: "Как уйти от сопротивления во внутренней работе!". Был ли хоть один человек, кто пришел бы на занятие и не задал этого вопроса. Я не припомню ни одного.
А у меня встречный вопрос: случалось ли такое, чтобы вы, тренируя хоть какой-то маломальский навык, не испытывали сопротивления? Даже если взять для примера утренний подъем хотя бы на часок пораньше. Случалось ли, чтобы переходя на новую диету, отказ от сахара, кофе, мучного, да что угодно, вы не слышали бы в вашей голове два враждующих голоса, где один ратует в пользу старой наезженной колеи, а второй, тихо бормоча, пытается неуверенными ножками протоптать новую тропинку. Это я сейчас относительно каких-то маленьких безобидненьких таких перемен рассуждала.

А тут вообще вопрос касается полной перепрошивки, перезагрузки нервной системы! Давайте отбросим весь этот модный дешевый пафос с мгновенным просветлением, снизошедшей манной небесной, с доброй рукой господа, в одночасье изменившей содержимое наших больных самолюбий. Если бог не Карабас-барабас, а мы не его марионетки, то придется нам САМОСТОЯТЕЛЬНО скрупулёзно возиться со своими нейронными нитками мулине и вышивать в душе своей новые узоры на смену старым, неказистым, узловатым.

СПАСЁТ ЛИ ОТ СТРАДАНИЙ ПЕРЕЕЗД?

Если вдруг человек принял бы решение больше не иметь отношения к системе ценностей, где мир волнуют личные выгоды, жажда соперничества, подавления, превосходства, статус, бабки, тачки, будет ли он счастлив, если поменяет ту среду, где царствуют такие ориентиры? Придет ли на смену его бесконечно изматывающему внутреннему мытарству свобода и умиротворение, если однажды утром он проснется на лоне природы под пение птиц и ароматы цветущих деревьев? Если рядом добрые соседи, уважение, доверие и взаимоподдержка, был бы он счастлив в такой среде?

В чем страшно себе признаться

"Для чего нужна терапевтическая группа, товарищи? Зачем я туда пойду? Ну конечно, рассказать, как я по жизни прав и несправедливо обижен! А вы должны соединиться со мной в моей правоте, ахнуть, вознегодовать: «Ах, какие все сволочи, а вот ты - чудесный человек!», и тем самым хорошенько усилить мою значимость и чувство превосходства. Тогда вера в плохих героев, которые испортили мне жизнь, стала бы еще более устойчивой, чем прежде, а значит, я ого-гооо как возвеличился бы в своих глазах.

Вера в хороших героев мне тоже нужна, как воздух, потому что мне хочется несокрушимо верить в свою защищенность и востребованность. В их отношении мне, наоборот, на многие вещи придется закрыть глаза, и в случае чего со вздохом и легкой усмешкой всепрощающего мудреца томно так, задумчиво произнести: «Эхх, Петр Петрович, начальник мой, имеет одну маленькую слабость, то и дело посылает нах*й своих подчиненных. Вот и мне прилетело сегодня. Ну что поделать. Все мы не без греха», - и по-философски так смиренно склонить голову. И опять в группе все сказали бы: «Ах, какой ты прекрасный человек! Ты способен прощааать, как никто другой!». И вот снова я был бы прекрасен, аки светящийся агнец божий.

А что я узнал по факту, товарищи? Я во гневе! Заниматься в терапевтической группе – чистейший мазохизм. Вот, например, я рассматриваю какое-то свое переживательное воспоминание. Спорил я как-то с Васей. Так вот мне, представьте, надо это событие и от своего имени прожить заново, и от Васиного Я – тоже. А это значит, что я теряю свою безусловную правоту и превосходство над Васей. И вообще, всю реальность свою, расписанную по полочкам, с хорошими и плохими героями, как в индийском кино, я тоже теряю. Вся моя доморощенная правда в труху рассыпается на глазах. Все мои вертикали, вышестоящие персонажи и нижестоящие, в блеф превратились дешёвый:

За любовью к начальнику обнаружилась моя любовь к моей зарплате и негласное согласие в обмен на доход регулярно быть посланным нах*й. За плевками моими в адрес соседа вместо праведного гнева своего я узрел свою жажду слить на него свою порцию унижений от начальника. Не хотел бы заниматься проституцией на работе, не захотел бы искать себе и козла отпущения дома. Стало быть, унижать хочу, потому что хочу унижаться.

Оказавшись обезоруженным и растерянным, кого теперь осуждать, а кого оправдывать, упёрся носом в понимание причинно-следственных связей, как и почему формировались те или иные верования. И дилемма, кого осуждать и кого оправдывать – вдруг обернулась в действительности абсурдной подпиткой моей недавно столь низкой самооценки. А самооценка-то, в свою очередь, тоже за ненадобностью превратилась в реликт, не будучи больше ни высокой, ни низкой. Потому что факт оценивания себя, как и обесценивания, стал невозможен из-за абсурдности такового.

Вот что я скажу вам, братцы! Пропади она пропадом, такая терапия! Нет соперничества, ненависти, обвинений, лизоблюдства и лизо-ануса больше нет, понимаете? А что это за жизнь? Остались только ответственность за свои решения и свобода выбора. И за отсутствие решений тоже осталась ответственность. Кого винить и с кем соперничать – понятия теперь не имею. Аж дышать стало трудно! Жизнь утратила краски! В гробу я видел эту грёбаную терапевтическую группу, товарищи!".

Почему нам сложно строить отношения.

Многие люди пишут нам о том, что вдохновлены нашим примером и тоже мечтают уехать из города на землю. "Мы ищем идеальное поселение", "Я пока не могу накопить столько, чтобы решиться бросить работу", "Я хочу найти место, где по соседству будут жить очень хорошие осознанные люди", - пишут подписчики. И захотелось поразмышлять о том, какой внутренний путь нужно пройти человеку, чтобы не просто сотрясать воздух об уважении друг к другу, добром соседстве и взаимоподдержке, а действительно жить так.
В детском саду, как и в советские годы, по-прежнему детей учат играть в чудовищную игру в "Стульчики", где остается сидеть тот, кто УРВАЛ последний стульчик. Тебя учат быть рвачём и радоваться тому, что другой не такой шустрый, как ты. Теперь ты сидишь, а он, лошара, стоит.
Победителя гладят по головке, вручают ему подарок, короче, всячески чествуют как истинного победоносца. Радость победы - это когда у меня есть, а у тебя нет. А если у тебя из-под носа вырвать то, что у тебя могло бы быть, это двойная радость. Кто из нас не формировался на таком "тренажере успешности"?!
Мы, сформированные в парадигме соперничества, но вместе с тем так желающие любви, можем ли мы просто возжелав жить по-новому, назавтра проснуться другими людьми и создать прекрасный мир на лоне природы?
Возможно ли найти сообщество, где люди переросли программирование на соперничество, жажду превосходства и потребность в иерархии? Об этом в ролике "ПОЧЕМУ ВНАЧАЛЕ ЗНАКОМСТВА МЫ ТАКИЕ БЕЛЕНЬКИЕ И ПУШИСТЕНЬКИЕ, А ПОТОМ ТАКИЕ ЧЕРНЕНЬКИЕ И ЦАРАПУЧЕНЬКИЕ?".

Почему я ОТРИЦАЮ популярные практики самопознания.

В очередной раз меня спросили, почему я отрицаю популярные практики самопознания. Да что мне прямо вот брать и отрицать их, я, скорее, к ним равнодушна, потому что не узрела в них эффективности для себя. А перелопатила я в молодости, наверное, всё, что только возможно. Но что тебе от этих милых семинаров, где так чудесно и трогательно люди объединяются и говорят о вселенской любви, когда ты, по сути, психически больной человек. Что тебе даст нашумевший тета-хилинг со всеми его дифирамбами любви. Когда у тебя стучат зубы, трясутся руки, и ты настолько презираешь себя, настолько плотная паутина убеждений о твоей полной ничтожности составляет всё твое изможденное существо, что ты постоянно хочешь куда-то сбежать от себя, от мира, от людей. Ты ненавидишь их всех, ты хочешь их троллить бесконечно, потому что твоему больному уму ежесекундно мерещится, что все они смотрят на тебя свысока, и все они в тысячи раз лучше тебя. Ты хочешь замочить их, унизить: «А вот чтобы неповадно было! Ага, стушевался! Вот так тебе, гад! Чтобы ты тут не корчил из себя, что возвышаешься надо мной!».

Ты стыдишься себя каждое мгновение своей жизни без малюсенького зазора на отдохновение, и дешёвая бравада с громким хохотом, категоричными безапелляционными интонациями, словно помимо твоей воли вырывается из тебя пучками, спонтанными провозглашениями, поучениями и, чего уж там мелочиться, пророчествами! Панцирь, который, в общем-то, вместо тебя и живет, он всегда говорит, то есть он не просто говорит, он  вещает (!), имитирует всезнание, назидает, спасает. О да, он несомненно спасает тех, кто об этом не просил. Потому что за счет чего еще ты будешь казаться себе значимым, и как наилучшим образом припорошишь собственную нужду в помощи?

У меня встречный вопрос на этот повторяющийся вопрос: «Почему ты скептична к модным практикам?», я спрашиваю: «Как эти практики помогают больному человеку?». Тот, кто относительно жизнеспособен, будет поглаживать свое больное самолюбие аффирмациями: «Я крутой, я офигенский, я лучший». И даже не заметит, что это и есть отражение его пусть не настолько острой боли, как у законченного психопата вроде меня в молодости, но это тоже боль подавленного закомплексованного человека. Ведь если я говорю себе, что я лучший, я, стало быть, должен себя противопоставить тому, кто якобы хуже. Я должен НАЙТИ тех, кто в моем извращенном восприятии будет хуже, и пыжиться изо всех сил, чтобы удерживать в своей больной башке их образ "худших" относительно себя "лучшего". Значит, иерархия мне необходима, как воздух. Я, закомплексованный бедолага, буду держаться за эту вертикальную уродливую основу жизни, потому что на самоутверждении за счет других базируется мое больное самовосприятие. "Значит, я тоже болен, просто не трясусь так, как эта невротичка Зоя, которая хрустит тут пальцами на семинаре, сидя возле меня".

А что касается 25-летней невротички Зои: Даже если я перетерплю целый день со всем этим своим кошмарным багажом старой боли, в конце дня не прибегнув ни к какому способу забыться, в чем тогда случилась перемена? Неужели, если психопатка не напилась вечером и не изгрызла себе ногти, и не визжала в подушку, неужели она наутро проснется более счастливым переродившимся человеком, если перетерпела вечернюю ломку без допингов и визга? Неужели в нервной системе психа что-то поменяется от того, что истерика была прожита не с визгом наружу, а с кляпом самозапрета во рту? Так почему мы так упорно воспеваем внешние иллюзорные перемены: «Он держится, он не пьет». Ух ты, аффирмации форева. Разве от этого ему вдруг перестало быть гадливо внутри?!

Когда на время закушены внутренние «удила» и я, сама себе и лошадь и извозчик, говорю себе «тпррр, притормози, кобылка!». («Чуть помедленнее, кони», как у Высоцкого). Неужели, сказав себе «тпррр» при помощи аффирмаций и других способов самовнушения, нашлифовав это поверх своих больных убеждений, я остановлю в себе панику этой галопом несущейся лошади? Что изменится в моей жизни со всем моим больным изломанным нутром? Неужели кошмарное мое детство перестанет ворочаться во мне воспоминаниями о попойках и драках возлюбленного моего семейства, об одиночестве в детском саду и дрессуре в школе? Ну так чем, чем же помогут мне эти поглаживающие самолюбие нежные практики?!

 А я скажу. Они еще больше натянут «удила». Я после них научусь играть в еще более отшлифованный прелестный образ себя. И на эту усовершенствованную игру меня новой, этакой дичайше спокойной просветленной милашки, мне потребуется еще больше энергии, чтобы завуалировать отчаянно ревущего зверя во мне. А значит, спустя время удила разорвутся с непреодолимой силой, и будет в пять, в пятьдесят, в сотни раз хуже, чем прежде. И я с яростной одержимостью захочу забухать, закурить, завизжать этот возросший ужас двойственности во мне.

Поэтому, не знаю даже, что уж мне тут рассказывать о пользе модных практик. Сегодня я чего-то там практикую в поднебесье в белых одеждах, а завтра нате пожалста - психиатр и нейролептики. И главное, тссс, никому ни слова, ты сидишь на нейролептиках, но молчи, это новая серия твоей игры в умиротворение и баланс, детка.

Внутренний ад мой стал потихонечку рассасываться ИМЕННО тогда, когда я прекратила культивировать в себе эту форму самоутверждения через чувство причастности к якобы охрененно элитному сообществу возвышенных практиков-мудрецов. Когда я просто перестала искать способы себе льстить, а начала глубоко работать со своей психикой, изучать ее монотонно, дотошно, детально. Начала разбирать до атомов логику хитросплетений мыслеформ, создающих своего рода петли, ловушки, эффект заевшей пластинки, повторяющегося сценария, из которых просто так ну не выбраться человеку, ведь его мозг в этом формировался. Так вот, когда я стала с собой работать категорично, обличая, сдирая с себя все эти дешёвые подковёрные игры в самолюбование от самобичевания, игрища в чувство вины, в позерство то успешной, то утонченной, то просветленной,  и чёрт ногу сломит, что там в больной голове моей ещё размещалось. Когда под «увеличительным стеклом» я всё это развернула, тогда вот годы дотошного детального изучения себя привели меня к освобождению от всего этого кошмара невротика, который все никак не мог прежде скинуть липкий багаж своего многострадального детства.

И сколько бы меня ни называли жестокой и категоричной в работе с людьми, сколько бы ни требовали большей лояльности в высказываниях, я продолжаю в прежнем ключе работать и с собой, и с людьми. Мой путь к себе был прямолинейным и безнадежно разоблачающим.  Именно поэтому я выкарабкалась оттуда. И именно поэтому мне есть, что сказать людям. Точнее, есть, как показать путь оттуда, из бездны чудовищного самоотрицания.

Так что, каждому свое. Нет, я не являюсь антагонистом нежных практик самопознания. Просто они хороши, когда ты уже выбрался из жопы на свет. Когда ты не терзаем перепадами настроения. Когда ты пробуждаешься к новому дню, переполненный предвкушением творчества. Когда ты любишь, а не задаешься вопросом, любят ли тебя. Когда твои действия не заточены на то, чтобы доказывать миру, что ты не ничтожество, и ты делаешь то, что любишь и хочешь делать. И потому тебе становятся чужды все эти эпитеты про карьеру, достигательство и статус. Ты больше не хочешь иметь отношения к ярмарке тщеславия несчастных людей, также страдающих от сжигающего душу чувства ущербности, которое когда-то сжигало и тебя.

Вот живешь ты тихую красочную внутреннюю Жизнь, а ведь двадцать лет назад во внутреннем аду казалось, что всё кончено. О том, что будет внутри спустя несколько десятков лет, ты молодым даже фантазировать не мог. Ты не можешь хотя бы надеяться, мечтать. Ведь как несчастный человек может представить себе такую жизнь из дна своего внутреннего ада, если он никогда не прикасался к этой жизни хотя бы кончиком пальцев. Так вот, когда, вопреки всякому допущению, что такое вообще возможно, ты цветешь Жизнь, а не влачишь Выживание, вот тогда, может быть, самое время всласть позаниматься и медитативными практиками. А с другой стороны, жизнь, где внутренняя борьба переплавилась в пытливое  внутреннее познание, наверное, как раз и является медитацией. Разве нет?!

ГОНКА ЗА УСПЕХОМ = ПУТЬ К СЧАСТЬЮ?

Мы привыкли верить, что для того, чтобы обрести состояние радости, нам нужно достичь какой-то цели, стать кем-то. Парадокс, однако, заключается в том, что одержимость достигательством и удержанием обретений (фигуральных и буквальных) столь велика, что под тяжестью этой одержимости мы и делаем свое существование невыносимым. Потому что влачить вечную жажду достичь и превзойти - это и есть сотворение внутреннего ада.