ОТ СЕПАРАЦИИ К ЕДИНСТВУ И ПРОЦВЕТАНИЮ

С деньгами я был высокомерным и тщеславным, без денег - жалким, унижающимся, трусливым. Сегодня с деньгами я - рабовладелец,а завтра без денег - сам раб.И так всю прежнюю жизнь.
Банки, суды, ипотека, наемная рабочая сила, конкуренция, вражда - составляющие, правящие моим состоянием сознания. И я внутри этих составляющих был тупым биороботом, с детства запрограммированным семьей и школой на гонку за "успешным успехом".
Мой отец так агрессивно впаривал мне, что смысл жизни в достижении "успешного успеха", что я до смерти боялся быть никем в его глазах без статусов и денег. И если бы я не подверг анализу дикость и абсурдность его верований, я никогда бы не стал полным радости человеком, любимым и любящим, живущим в умиротворенном благоденствии.
И я раскрываю вам свое сердце и протягиваю руки, чтобы мы могли сделать шаг в новую реальность, где мы вместе отпустим уродливые концепты, такие как превосходство над другим, соперничество и иерархия.

FROM SEPARATION TO UNITY & THRIVING
Whilst I had the money I had plenty of arrogance and vanity, without it I was pathetic, groveling and cowardly.
Today with the money I am a slavemaster, tomorrow without it, I am a slave myself... and like that my whole life.

Banks, courts, mortgage, hired labor force, competition, war - all of this creates my state of being and I am in all of this is a stupid BioRobot, who was programmed from my childhood, by my family and school, for successful success.

My father so aggressively imposed "successful success" lifestyle on me, and it was scary to be a nobody in his eyes without status and money. Therefore if I did not question and analyze all the stupidity and absurdity of all these ideas, I would've never become such a joyful human being who is loved and loving, who is tranquil every moment of my life.
I reach out of my heart to take a bold step together with you to form a new society. I believe to build a new reality we ought to drop all the sick concepts such as victories over each other as well as competition and hierarchy.

ГЛАВНЫЙ ШАГ К СВОБОДЕ ОТ СИСТЕМЫ

РАЗВИТИЕ РАЗНОСТОРОННИХ НАВЫКОВ = ГЛАВНЫЙ ШАГ К СВОБОДЕ ОТ СИСТЕМЫ
Пока мы формируемся в официальной системе образования как узконаправленные исполнители, мы обречены оставаться инфантильными индивидуумами, обреченными до конца жизни бояться свободы и самостоятельности.

For as long as we are formed by an official social system of education as narrowly focused specialists-performers, we will forever stay as infantile individuals who are doomed to be afraid of freedom and independence.

ШОКИРУЮЩИЕ СЮРПРИЗЫ РЕАЛЬНОСТИ

ШОКИРУЮЩИЕ СЮРПРИЗЫ РЕАЛЬНОСТИ, И КАК БЫТЬ, КОГДА ГРАНИЦЫ ЗАКРЫТЫ.
Если бы в начале апреля мы могли предположить, каким долгим будет наше путешествие, спровоцированное вирусом, наверное, нас поглотило бы глубокое уныние. Но поскольку каждый этап мы рассматривали как очередную поставленную Жизнью ЗАДАЧУ, а не ПРОБЛЕМУ, то у нас не было поводов для уныния. Для всякой задачи мы выискивали детальные решения и старались быть конструктивными и собранными.
Так что, даже если бы сейчас оказалось, что Россия не собирается открывать границы, наверняка мы продолжили бы жить интересной насыщенной жизнью. Подробно в новом фильме.

SHOCKING SURPRISES OF REALITY & WHERE TO GO WITH CLOSED BORDERS.
Shocking surprises of reality & where to go with closed borders.
If in the beginning of April we knew that our travels would be so excessively lengthy due to Covid, we would most definitely be shocked. Because we constantly looked for detailed and constructive solutions, as we faced our challenges set by step during this time, we carried on and did not give up.
Even now as we found out that our plane tickets to Russia would be canceled and our homeland is not even planning to open up borders, we managed to continue living an interesting and multicolored, experiential life.
Watch our latest film here:

УГРОЗА АРЕСТОМ, СРОЧНЫЙ ОТЪЕЗД, ПОЛНЫЙ БАГАЖ ОПТИМИЗМА.

Мы продолжаем кочевать по Южной Африке. Мы как серферы на волнах жизни. Из состояния полной безмятежности через секунду оказываешься в абсолютной растерянности. Подробно в видео.

МЫ БЕЗДОМНЫЕ

МЫ БЕЗДОМНЫЕ.
Прошлой ночью мы оставили наш дом банку. Теперь мы бездомные. Смешанные чувства: печаль и освобождение одновременно. Из-за вируса мы не можем вернуться в Россию. Так что, до июля мы будем оставаться африканскими кочевниками.

НАШ УПОИТЕЛЬНЫЙ АФРИКАНСКИЙ КАРАНТИН

 За день до начала карантина мы уехали из Йоханнесбурга в горы Лесото Южной Африки на ферму к нашим друзьям Томасу и Мишель. Это волшебное время, которое учит нас тем бесценным навыкам, которым мы не учились в школе. Навыкам, благодаря которым мы в ветхом домике без электричества и печки чувствуем себя какими-то до невозможности счастливыми, одурманенными африканскими красками и ароматами дикой природы.

У меня шершавые руки от стирки на пруду. От костра, который мы поддерживаем в течение всего дня, все вещи пропахли дымом. Ночами в горах температура стала опускаться до -3, а днем выпрыгивает до +25. От этих контрастов температур у меня иногда очень ломит виски.

Вечерами с гор доносится отрывистое гавканье шакалов. Перед сном мы заваливаем себя горой всех одеял и пледов, какие привезли из города. Мы ложимся в восемь вечера, потому что с наступлением темноты пара свечей мало что освещает. Холодрыга, пар изо рта. Мы обкладываемся грелками, и на то, чтобы нагрелась постель и мы могли уснуть, уходит не меньше часа. К нам приходят маленькие мышки с красивыми пушистыми хвостиками и то обхватывают лапками наши свисающие с кровати руки, то лезут по моим волосам как по лестнице. Я вскакиваю и визжу. А то и летучие мышки влетали и кружили под потолком, пока я ни законопатила дырки в крыше. Мы научились на костре печь пироги, домик изнутри обшили картоном. Собакам я пошила поролоновые подстилки-ватрушки и укрываю их спальниками. Всё это наша настоящая Жизнь со всеми ее сумасшедшими радостями и трудностями.

Когда идут проливные дожди, мы не вылезаем из кровати, ставим в постель термос, пьем чай и целый день в одеялах читаем книжки друг другу. Это время какого-то совершенно невероятного искрящегося умиротворения, время огромных глубин осознаний. Мы со слезами бросаемся друг другу в объятия и снова и снова задаемся вопросом, что нас заставляло так "гнать лошадей" в Йоханнесбурге. Почему мы не могли познать этой невыразимой внутренней тишины в течение всего этого года. Почему до карантина мы не создали эти до невозможности щемящие, оглушительно-тихие краски настоящей Жизни. Почему только карантин стал катализатором всех этих божественных перемен? Кто мешал мне сшить мужу пижаму? Я сшила ему пижаму только здесь, только в этих условиях, иголкой с ниткой, из байковой простыни, которую нашла в старом шкафчике Томаса и Мишель. И трусы шью. Выкройку сделала сама неправильно, трусы получились для размеров буйвола, а не мужчины (фото внизу). Ржали до слез.

Поистине коронавирус - вирус, сорвавший с нас "короны", которые мы не осознавали или не хотели осознавать. "Короны", которые из наших, когда-то внешних, буквальных, дешевых а-ля успешных глянцевых образов, перетекли в запрятанные "короны", большей частью завуалированные под глобальными планами покупки больших домов, больших земель, дорогих машин. Опять больших, больших... Надо иметь дом бооольше, чтобы не чувствовать себя маленьким. Надо купить машину дороооже, чтобы не чувствовать себя маленьким.

Теперь всё отпущено, все дома, статусы, наполеоновские планы. И как уютно и легко быть маленькими в ладонях этой любящей природной мощи. Я ведь столько времени провела в Африке, и все это время мне казалось, что Йоханнесбург - это и есть Африка. И я бы продолжала и дальше так думать, если бы не наше путешествие в эту подлинную дивную природную Жизнь! Но Йоханнесбург - это никакая не Африка, это просто отвратительный мегаполис, как любой мегаполис мира, со всей его продажной, циничной, жестокой капиталистической системой координат, где отношения людей, где сама Жизнь человека стоИт далеко позади денежных приоритетов больного тщеславного общества.
Как скоро рухнет эта уродливая иерархическая парадигма. И как удивительно осознавать, что мы живем на рубеже этих перемен. Грустно, что обрушение порождено болезнью, но этот мыльный пузырь самоистязающей и истощающей Планету алчно-денежной претенциозно-спесивой системы так или иначе обречен был рухнуть.

МНЕ ГРУСТНО, ПОТОМУ ЧТО ВЕСЕЛО ТЕБЕ

Если я не вырос в системе координат, где меня дрессурой превратили в обезоруженное бесхребетное месиво, изничтоженное и абсолютно презирающее жизнь и себя существо, зачем мне впоследствии была бы нужна идея власти над другим человеком?

Если я не надрессирован от рождения чувствовать вину за само поползновение мыслить незаурядно, если в меня не было впечатано верование, что неуважительно действовать иначе, чем мне указал старший, откуда у меня взялась бы затем идея поглотить другого человека, выдавить из него всякий намек на неординарность мышления и свободу выбора? Разве был бы для меня источником раздражения всякий, кому легко радостно дышится, кому просто здОрово жить?! Разве не радостно мне было бы смотреть на всякого человека, который счастлив?!

«Мне грустно, потому что весело тебе». М. Лермонтов.

Унижаю завуалированно, делика-атно!

Что я сделаю, если, презираемый собой, ищу общения с интересным мне человеком? Я подойду к нему и выражу желание общаться? Отнюдь. Если я стыжусь себя, чувствую себя чмом, ничтожеством, я буду действовать «от противного». Я задену, унижу того, кто является для меня объектом притяжения.

Если я, НЕВЗНАЧАЙ укусив его, увижу в его глазах смятение, то это будет означать, что он теперь тоже чувствует себя также погано, как я. Только тогда я начну искать с ним общения. До этого он для меня слишком свободный и счастливый, а я относительно него - ничтожный и жалкий.

Таковой я вижу реальность, когда отвратителен себе. Выходит, я отталкиваю всякого, кто мне интересен?! Но как же это возможно? Я же хочу обратного! Именно поэтому, когда я отвратителен себе, я унижаю людей, к которым устремляюсь. Унижая их, я отшвыриваю их от себя. А затем воздыхаю об отношениях, которые ПО ПРИЧИНЕ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ СУДЬБЫ, кармы, фатума остались невоплощенной фантазией или горьким воспоминанием.